Самый легкий стих бунина

  • Освобожденная

    самый легкий стих бунина Чистый ветер ели колышет,
    Чистый снег заметает поля.
    Больше вражьего шага не слышит,
    Отдыхает моя земля.

    Так не зря мы вместе бедовали

    Так не зря мы вместе бедовали,
    Даже без надежды раз вздохнуть —
    Присягнули — проголосовали
    И спокойно продолжали путь.
    Не за то, что чистой я осталась,
    Вместе с вами я в ногах валялась
    У кровавой куклы палача.
    Нет! и не под чуждым небосводом
    И не под защитой чуждых крыл —
    Я была тогда с моим народом,
    Там, где мой народ, к несчастью, был.

    Мне голос был

    Мне голос был. Он звал утешно,
    Он говорил: «Иди сюда,
    Оставь свой край глухой и грешный,
    Оставь Россию навсегда.
    Я кровь от рук твоих отмою,
    Из сердца выну чёрный стыд,
    Я новым именем покрою
    Боль поражений и обид».

    Но равнодушно и спокойно
    Руками я замкнула слух,
    Чтоб этой речью недостойной
    Не осквернялся скорбный дух.

    Памяти друга

    И в День Победы, нежный и туманный,
    Когда заря, как зарево, красна,
    Вдовою у могилы безымянной
    Хлопочет запоздалая весна.
    Она с колен подняться не спешит,
    Дохнет на почку, и траву погладит,
    И бабочку с плеча на землю ссадит,
    И первый одуванчик распушит.

    Вновь Исакий в облаченье

    Вновь Исакий в облаченье
    Из литого серебра.
    Стынет в грозном нетерпенье
    Конь Великого Петра.

    Ветер душный и суровый
    С черных труб сметает гарь…
    Ах! своей столицей новой
    Недоволен государь.

    Причитание

    Ленинградскую беду
    Руками не разведу,
    Слезами не смою,
    В землю не зарою.
    Я не словом, не упреком,
    Я не взглядом, не намеком,
    Я не песенкой наемной,
    Я не похвальбой нескромной
    ___________
    А земным поклоном
    В поле зеленом
    Помяну…

    Важно с девочками простились

    Важно с девочками простились,
    На ходу целовали мать,
    Во все новое нарядились,
    Как в солдатики шли играть.
    Ни плохих, ни хороших, ни средних…
    Все они по своим местам,
    Где ни первых нет, ни последних…
    Все они опочили там.

    И в ночи январской, беззвездной

    И в ночи январской, беззвездной,
    Сам дивясь небывалой судьбе,
    Возвращенный из смертной бездны,
    Ленинград салютует себе.

    Победителям

    Сзади Нарвские были ворота,
    Впереди была только смерть…
    Так советская шла пехота
    Прямо в желтые жерла «Берт».
    Вот о вас и напишут книжки:
    «Жизнь свою за други своя»,
    Незатейливые парнишки —
    Ваньки, Васьки, Алешки, Гришки,—
    Внуки, братики, сыновья!

    Клятва

    И та, что сегодня прощается с милым,-
    Пусть боль свою в силу она переплавит.
    Мы детям клянемся, клянемся могилам,
    Что нас покориться никто не заставит!

    Птицы смерти в зените стоят

    Птицы смерти в зените стоят.
    Кто идет выручать Ленинград?

    Не шумите вокруг — он дышит,
    Он живой еще, он все слышит:

    Как на влажном балтийском дне
    Сыновья его стонут во сне,

    Как из недр его вопли: «Хлеба!»
    До седьмого доходят неба…

    Но безжалостна эта твердь.
    И глядит из всех окон — смерть.

    И стоит везде на часах
    И уйти не пускает страх.

    Я не знаю, ты жив или умер

    Я не знаю, ты жив или умер,—
    На земле тебя можно искать
    Или только в вечерней думе
    По усопшем светло горевать.

    Все тебе: и молитва дневная,
    И бессонницы млеющий жар,
    И стихов моих белая стая,
    И очей моих синий пожар.

    Мне никто сокровенней не был,
    Так меня никто не томил,
    Даже тот, кто на муку предал,
    Даже тот, кто ласкал и забыл.

    Ты мог бы мне сниться реже

    Ты мог бы мне снится и реже,
    Ведь часто встречаемся мы,
    Но грустен, взволнован и нежен
    Ты только в святилище тьмы.
    И слаще хвалы серафима
    Мне губ твоих милая лесть…
    О, там ты не путаешь имя
    Мое. Не вздыхаешь, как здесь.

    Я сошла с ума, о мальчик странный

    Я сошла с ума, о мальчик странный,
    В среду, в три часа!
    Уколола палец безымянный
    Мне звенящая оса.

    Я ее нечаянно прижала,
    И, казалось, умерла она,
    Но конец отравленного жала,
    Был острей веретена.

    О тебе ли я заплачу, странном,
    Улыбнется ль мне твое лицо?
    Посмотри! На пальце безымянном
    Так красиво гладкое кольцо.

    Словно ангел, возмутивший воду

    Словно ангел, возмутивший воду,
    Ты взглянул тогда в мое лицо,
    Возвратил и силу и свободу,
    А на память чуда взял кольцо.
    Мой румянец жаркий и недужный
    Стерла богомольная печаль.
    Памятным мне будет месяц вьюжный,
    Северный встревоженный февраль.

    Мне не к чему одические рати

    Мне ни к чему одические рати
    И прелесть элегических затей.
    По мне, в стихах все быть должно некстати,
    Не так, как у людей.

    Когда б вы знали, из какого сора
    Растут стихи, не ведая стыда,
    Как желтый одуванчик у забора,
    Как лопухи и лебеда.

    Сердитый окрик, дегтя запах свежий,
    Таинственная плесень на стене…
    И стих уже звучит, задорен, нежен,
    На радость вам и мне.

    Молитва

    Дай мне горькие годы недуга,
    Задыханья, бессонницу, жар,
    Отыми и ребенка, и друга,
    И таинственный песенный дар —
    Так молюсь за Твоей литургией
    После стольких томительных дней,
    Чтобы туча над темной Россией
    Стала облаком в славе лучей.

    Хочешь знать

    Хочешь знать, как все это было? —
    Три в столовой пробило,
    И, прощаясь, держась за перила,
    Она словно с трудом говорила:
    «Это все… Ах нет, я забыла,
    Я люблю вас, я вас любила
    Еще тогда!»

    Мурка, не ходи, там сыч

    Мурка, не ходи, там сыч
    На подушке вышит,
    Мурка серый, не мурлычь,
    Дедушка услышит.
    Няня, не горит свеча,
    И скребутся мыши.
    Я боюсь того сыча,
    Для чего он вышит?

    Божий Ангел, зимним утром

    Божий Ангел, зимним утром
    Тайно обручивший нас,
    С нашей жизни беспечальной
    Глаз не сводит потемневших.

    Оттого мы любим небо,
    Тонкий воздух, свежий ветер
    И чернеющие ветки
    За оградою чугунной.

    Оттого мы любим строгий,
    Многоводный, темный город,
    И разлуки наши любим,
    И часы недолгих встреч.

    Мне с тобою пьяным весело

    Мне с тобою пьяным весело —
    Смысла нет в твоих рассказах.
    Осень ранняя развесила
    Флаги желтые на вязах.

    Оба мы в страну обманную
    Забрели и горько каемся,
    Но зачем улыбкой странною
    И застывшей улыбаемся?

    Мы хотели муки жалящей
    Вместо счастья безмятежного…
    Не покину я товарища
    И беспутного и нежного.

    На пороге белом рая

    На пороге белом рая,
    Оглянувшись, крикнул: «Жду!»
    Завещал мне, умирая,
    Благостность и нищету.

    И когда прозрачно небо,
    Видит, крыльями звеня,
    Как делюсь я коркой хлеба
    С тем, кто просит у меня.

    А когда, как после битвы,
    Облака плывут в крови,
    Слышит он мои молитвы,
    И слова моей любви.

    Мы не умеем прощаться

    Мы не умеем прощаться,-
    Все бродим плечо к плечу.
    Уже начинает смеркаться,
    Ты задумчив, а я молчу.

    В церковь войдем, увидим
    Отпеванье, крестины, брак,
    Не взглянув друг на друга, выйдем…
    Отчего все у нас не так?

    Или сядем на снег примятый
    На кладбище, легко вздохнем,
    И ты палкой чертишь палаты,
    Где мы будем всегда вдвоем.

    Любовь покоряет обманно

    Любовь покоряет обманно,
    Напевом простым, неискусным.
    Еще так недавно-странно
    Ты не был седым и грустным.

    И когда она улыбалась
    В садах твоих, в доме, в поле
    Повсюду тебе казалось,
    Что вольный ты и на воле.

    Был светел ты, взятый ею
    И пивший ее отравы.
    Ведь звезды были крупнее,
    Ведь пахли иначе травы,
    Осенние травы.

    Любовь

    То змейкой, свернувшись клубком,
    У самого сердца колдует,
    То целые дни голубком
    На белом окошке воркует,

    То в инее ярком блеснет,
    Почудится в дреме левкоя…
    Но верно и тайно ведет
    От радости и от покоя.

    Умеет так сладко рыдать
    В молитве тоскующей скрипки,
    И страшно ее угадать
    В еще незнакомой улыбке.

    Белой ночью

    Ах, дверь не запирала я,
    Не зажигала свеч,
    Не знаешь, как, усталая,
    Я не решалась лечь.

    Смотреть, как гаснут полосы
    В закатном мраке хвой,
    Пьянея звуком голоса,
    Похожего на твой.

    И знать, что все потеряно,
    Что жизнь — проклятый ад!
    О, я была уверена,
    Что ты придёшь назад.

    И мнится голос человека

    И мнится — голос человека
    Здесь никогда не прозвучит,
    Лишь ветер каменного века
    В ворота черные стучит.
    И мнится мне, что уцелела
    Под этим небом я одна —
    За то, что первая хотела
    Испить смертельного вина.

    Когда человек умирает

    Когда человек умирает,
    Изменяются его портреты.
    По-другому глаза глядят, и губы
    Улыбаются другой улыбкой.
    Я заметила это, вернувшись
    С похорон одного поэта.
    И с тех пор проверяла часто,
    И моя догадка подтвердилась.

    Как невеста, получаю

    Как невеста, получаю
    Каждый вечер по письму,
    Поздно ночью отвечаю
    Другу моему.

    «Я гощу у смерти белой
    По дороге в тьму.
    Зла, мой ласковый, не делай
    В мире никому».

    И стоит звезда большая
    Между двух стволов,
    Так спокойно обещая
    Исполненье снов.

    И в тайную дружбу с высоким

    И в тайную дружбу с высоким,
    Как юный орел темноглазым,
    Я, словно в цветник предосенний,
    Походкою легкой вошла.
    Там были последние розы,
    И месяц прозрачный качался
    На серых, густых облаках…

    А под ногой могильная ступень

    А я иду, где ничего не надо,
    Где самый милый спутник — только тень,
    И веет ветер из глухого сада,
    А под ногой могильная ступень.

    Земная слава как дым

    Земная слава как дым,
    Не этого я просила.
    Любовникам всем моим
    Я счастье приносила.
    Один и сейчас живой,
    В свою подругу влюблённый,
    И бронзовым стал другой
    На площади оснеженной.

    Заклинание

    Из тюремных ворот,
    Из заохтенских болот,
    Путем нехоженым,
    Лугом некошеным,
    бунина Сквозь ночной кордон,
    Под пасхальный звон,
    Незваный,
    Несуженый,—
    Приди ко мне ужинать.

    Жить, так на воле

    Жить — так на воле,
    Умирать — так дома.
    Волково поле,
    Желтая солома.

    Здравствуй, Легкий шелест слышишь

    Здравствуй! Легкий шелест слышишь
    Справа от стола?
    Этих строчек не допишешь —
    Я к тебе пришла.
    Неужели ты обидишь
    Так, как в прошлый раз,-
    Говоришь, что рук не видишь,
    Рук моих и глаз.
    У тебя светло и просто.
    Не гони меня туда,
    Где под душным сводом моста
    Стынет грязная вода.

    Двадцать первое, Ночь, Понедельник

    Двадцать первое. Ночь. Понедельник.
    Очертанья столицы во мгле.
    Сочинил же какой-то бездельник,
    Что бывает любовь на земле.

    И от лености или со скуки
    Все поверили, так и живут:
    Ждут свиданий, боятся разлуки
    И любовные песни поют.

    Но иным открывается тайна,
    И почиет на них тишина…
    Я на это наткнулась случайно
    И с тех пор все как будто больна.

    Дверь полуоткрыта

    Дверь полуоткрыта,
    Веют липы сладко…
    На столе забыты
    Хлыстик и перчатка.

    Круг от лампы желтый…
    Шорохам внимаю.
    Отчего ушел ты?
    Я не понимаю…

    Радостно и ясно
    Завтра будет утро.
    Эта жизнь прекрасна,
    Сердце, будь же мудро.

    Ты совсем устало,
    Бьешься тише, глуше…
    Знаешь, я читала,
    Что бессмертны души.

    Дал Ты мне молодость трудную

    Дал Ты мне молодость трудную.
    Столько печали в пути.
    Как же мне душу скудную
    Богатой Тебе принести?
    Долгую песню, льстивая,
    О славе поет судьба.
    Господи! я нерадивая,
    Твоя скупая раба.
    Ни розою, ни былинкою
    Не буду в садах Отца.
    Я дрожу над каждой соринкою,
    Над каждым словом глупца.

    Два стихотворения

    1

    Подушка уже горяча
    С обеих сторон.
    Вот и вторая свеча
    Гаснет и крик ворон
    Становится все слышней.
    Я эту ночь не спала,
    Поздно думать о сне…
    Как нестерпимо бела
    Штора на белом окне.
    Здравствуй!

    2

    Тот же голос, тот же взгляд,
    Те же волосы льняные.
    Все, как год тому назад.
    Сквозь стекло лучи дневные
    Известь белых стен пестрят…
    Свежих лилий аромат
    И слова твои простые.

    Да, я любила их, те сборища ночные

    Да, я любила их, те сборища ночные,-
    На маленьком столе стаканы ледяные,
    Над черным кофеем пахучий, зимний пар,
    Камина красного тяжелый, зимний жар,
    Веселость едкую литературной шутки
    И друга первый взгляд, беспомощный и жуткий.

    Я спросила у кукушки

    Я спросила у кукушки,
    Сколько лет я проживу…
    Сосен дрогнули верхушки.
    Желтый луч упал в траву.
    Но ни звука в чаще свежей…
    Я иду домой,
    И прохладный ветер нежит
    Лоб горячий мой.

    Я улыбаться перестала

    Я улыбаться перестала,
    Морозный ветер губы студит,
    Одной надеждой меньше стало,
    Одною песней больше будет.
    И эту песню я невольно
    Отдам на смех и поруганье,
    Затем, что нестерпимо больно
    Душе любовное молчанье.

    Я окошка не завесила

    Я окошка не завесила,
    Прямо в горницу гляди.
    Оттого мне нынче весело,
    Что не можешь ты уйти.
    Называй же беззаконницей,
    Надо мной глумись со зла:
    Я была твоей бессонницей,
    Я тоской твоей была.

    Я знаю, с места не сдвинуться

    Я знаю, с места не сдвинуться
    Под тяжестью Виевых век.
    О, если бы вдруг откинуться
    В какой-то семнадцатый век.

    С душистою веткой березовой
    Под Троицу в церкви стоять,
    С боярынею Морозовой
    Сладимый медок попивать.

    А после на дровнях в сумерки
    В навозном снегу тонуть…
    Какой сумасшедший Суриков
    Мой последний напишет путь?

    Я и плакала и каялась

    Я и плакала и каялась,
    Хоть бы с неба грянул гром!
    Сердце темное измаялось
    В нежилом дому твоем.
    Боль я знаю нестерпимую,
    Стыд обратного пути…
    Страшно, страшно к нелюбимому,
    Страшно к тихому войти,
    А склонюсь к нему нарядная,
    Ожерельями звеня;
    Только спросит: «Ненаглядная!
    Где молилась за меня?»

    Это и не старо и не ново

    Это и не старо и не ново,
    Ничего нет сказочного тут.
    Как Отрепьева и Пугачева,
    Так меня тринадцать лет клянут.
    Неуклонно, тупо и жестоко
    И неодолимо, как гранит,
    От Либавы до Владивостока
    Грозная анафема гудит.

    Эта встреча никем не воспета

    Эта встреча никем не воспета,
    И без песен печаль улеглась.
    Наступило прохладное лето,
    Словно новая жизнь началась.

    Сводом каменным кажется небо,
    Уязвленное желтым огнем,
    И нужнее насущного хлеба
    Мне единое слово о нем.

    Ты, росой окропляющий травы,
    Вестью душу мою оживи,-
    Не для страсти, не для забавы,
    Для великой земной любви.

    Я живу, как кукушка в часах

    Я живу, как кукушка в часах,
    Не завидую птицам в лесах.
    Заведут — и кукую.
    Знаешь, долю такую
    Лишь врагу
    Пожелать я могу.

    Широк и желт вечерний свет

    Широк и желт вечерний свет,
    Нежна апрельская прохлада.
    Ты опоздал на много лет,
    Но все-таки тебе я рада.

    Сюда ко мне поближе сядь,
    Гляди весёлыми глазами:
    Вот эта синяя тетрадь —
    С моими детскими стихами.

    Прости, что я жила скорбя
    И солнцу радовалась мало.
    Прости, прости, что за тебя
    Я слишком многих принимала.

    Эхо

    В прошлое давно пути закрыты,
    И на что мне прошлое теперь?
    Что там?- окровавленные плиты
    Или замурованная дверь,
    Или эхо, что еще не может
    Замолчать, хотя я так прошу…
    С этим эхом приключилось то же,
    Что и с тем, что в сердце я ношу.

    Теперь никто не станет слушать песен

    Теперь никто не станет слушать песен.
    Предсказанные наступили дни.
    Моя последняя, мир больше не чудесен,
    Не разрывай мне сердца, не звени.

    Еще недавно ласточкой свободной
    Свершала ты свой утренний полет,
    А ныне станешь нищенкой голодной,
    Не достучишься у чужих ворот.

    Течет река неспешно

    Течет река неспешно по долине,
    Многооконный на пригорке дом.
    А мы живем как при Екатерине:
    Молебны служим, урожая ждем.
    Перенеся двухдневную разлуку,
    К нам едет гость вдоль нивы золотой,
    Целует бабушке в гостиной руку
    И губы мне на лестнице крутой.

    Сердце к сердцу

    Сердце к сердцу не приковано,
    Если хочешь — уходи.
    Много счастья уготовано
    Тем, кто волен на пути.

    Я не плачу, я не жалуюсь,
    Мне счастливой не бывать.
    Не целуй меня, усталую,-
    Смерть придется целовать.

    Дни томлений острых прожиты
    Вместе с белою зимой.
    Отчего же, отчего же ты
    Лучше, чем избранник мой?

    Разлука

    Вечерний и наклонный
    Передо мною путь.
    Вчера еще, влюбленный,
    Молил: «Не позабудь».
    А нынче только ветры
    Да крики пастухов,
    Взволнованные кедры
    У чистых родников.

    Сразу стало тихо в доме

    Сразу стало тихо в доме,
    Облетел последний мак,
    Замерла я в долгой дреме
    И встречаю ранний мрак.

    Плотно заперты ворота,
    Вечер черен, ветер тих.
    Где веселье, где забота,
    Где ты, ласковый жених?

    Не нашелся тайный перстень,
    Прождала я много дней,
    Нежной пленницею песня
    Умерла в груди моей.

    Проводила друга до передней

    Проводила друга до передней,
    Постояла в золотой пыли,
    С колоколенки соседней
    Звуки важные текли.
    Брошена! Придуманное слово —
    Разве я цветок или письмо?
    А глаза глядят уже сурово
    В потемневшее трюмо.

    Пушкин

    Кто знает, что такое слава!
    Какой ценой купил он право,
    Возможность или благодать
    Над всем так мудро и лукаво
    Шутить, таинственно молчать
    И ногу ножкой называть?..

    Приходи на меня посмотреть

    Приходи на меня посмотреть.
    Приходи. Я живая. Мне больно.
    Этих рук никому не согреть,
    Эти губы сказали: «Довольно!»

    Каждый вечер подносят к окну
    Мое кресло. Я вижу дороги.
    О, тебя ли, тебя ль упрекну
    За последнюю горечь тревоги!

    Не боюсь на земле ничего,
    В задыханьях тяжелых бледнея.
    Только ночи страшны оттого,
    Что глаза твои вижу во сне я.

    Помолись о нищей

    Помолись о нищей, о потерянной,
    О моей живой душе,
    Ты в своих путях всегда уверенный,
    Свет узревший в шалаше.

    И тебе, печально-благодарная,
    Я за это расскажу потом,
    Как меня томила ночь угарная,
    Как дышало утро льдом.

    В этой жизни я немного видела,
    Только пела и ждала.
    Знаю: брата я не ненавидела
    И сестры не предала.

    Отчего же Бог меня наказывал
    Каждый день и каждый час?
    Или это ангел мне указывал
    Свет, невидимый для нас?

    В каждых сутках есть такой

    В каждых сутках есть такой
    Смутный и тревожный час.
    Громко говорю с тоской,
    Не раскрывши сонных глаз.
    И она стучит, как кровь,
    Как дыхание тепла,
    Как счастливая любовь,
    Рассудительна и зла.

    Пo твердому гребню сугроба

    Пo твердому гребню сугроба
    В твой белый, таинственный дом
    Такие притихшие оба
    В молчание нежном идем.
    И слаще всех песен пропетых
    Мне этот исполненный сон,
    Качание веток задетых
    И шпор твоих легонький звон.

    Оставь, и я была как все

    Оставь, и я была как все,
    И хуже всех была,
    Купалась я в чужой росе,
    И пряталась в чужом овсе,
    В чужой траве спала.

    Перед весной бывают дни

    Перед весной бывают дни такие:
    Под плотным снегом отдыхает луг,
    Шумят деревья весело-сухие,
    И теплый ветер нежен и упруг.
    И лёгкости своей дивится тело,
    И дома своего не узнаешь,
    И песню ту, что прежде надоела,
    Как новую, с волнением поешь.

    Последний тост

    Я пью за разорённый дом,
    За злую жизнь мою,
    За одиночество вдвоём,
    И за тебя я пью,—
    За ложь меня предавших губ,
    За мертвый холод глаз,
    За то, что мир жесток и груб,
    За то, что Бог не спас.

    По твердому гребню сугроба

    По твердому гребню сугроба
    В твой белых, таинственный дом
    Такие притихшие оба
    В молчании нежном идем.
    И слаще всех песен пропетых
    Мне этот исполненный сон,
    Качание веток задетых
    И шпор твоих легоньких звон.

    Солнце комнату наполнило

    Солнце комнату наполнило
    Пылью желтой и сквозной.
    Я проснулась и припомнила:
    Милый, нынче праздник твой.

    Оттого и оснеженная
    Даль за окнами тепла,
    Оттого и я, бессонная,
    Как причастница спала.

    Бывало, я с утра молчу

    Бывало, я с утра молчу,
    О том, что сон мне пел.
    Румяной розе и лучу,
    И мне — один удел.
    С покатых гор ползут снега,
    А я белей, чем снег,
    Но сладко снятся берега
    Разливных мутных рек,
    Еловой рощи свежий шум
    Покойнее рассветных дум.

    От любви твоей загадочной

    От любви твоей загадочной,
    Как от боли, в крик кричу,
    Стала желтой и припадочной,
    Еле ноги волочу.

    Новых песен не насвистывай,-
    Песней долго ль обмануть,
    Но когти, когти неистовей
    Мне чахоточную грудь,

    Чтобы кровь из горла хлынула
    Поскорее на постель,
    Чтобы смерть из сердца вынула
    Навсегда проклятый хмель.

    Ответ

    В. А. Комаровскому

    Какие странные слова
    Принес мне тихий день апреля.
    Ты знал, во мне еще жива
    Страстная страшная неделя.

    Я не слыхала звонов тех,
    Что плавали в глазури чистой.
    Семь дней звучал то медный смех,
    То плач струился серебристый.

    А я, закрыв лицо моё,
    Как перед вечною разлукой,
    Лежала и ждала её,
    Ещё не названную мукой.

    На стеклах нарастает лед

    На стеклах нарастает лед,
    Часы твердят: «Не трусь!»
    Услышать, что ко мне идет,
    И мертвой я боюсь.

    Как идола, молю я дверь;
    «Не пропускай беду!»
    Кто воет за стеной, как зверь,
    Кто прячется в саду?

    Один идет прямым путем

    Один идет прямым путем,
    Другой идет по кругу
    И ждет возврата в отчий дом,
    Ждет прежнюю подругу.
    А я иду — за мной беда,
    Не прямо и не косо,
    А в никуда и в никогда,
    Как поезда с откоса.

    Настоящую нежность не спутаешь

    Настоящую нежность не спутаешь
    Ни с чем, и она тиха.
    Ты напрасно бережно кутаешь
    Мне плечи и грудь в меха.
    И напрасно слова покорные
    Говоришь о первой любви,
    Как я знаю эти упорные
    Несытые взгляды твои!

     


    Источник: http://ahmatova.su/stixi-axmatovoj-kotorye-legko-uchatsya/



    Рекомендуем посмотреть ещё:


    Закрыть ... [X]

    Бунин Иван - Стихи о любви - Стихи знаменитых поэтов о любви Стих михалкова с картинками

    Самый легкий стих бунина Короткие стихотворения Ивана Бунина для взрослых и детей
    Самый легкий стих бунина Пожалуйста напишите самое легкое стихотворение бунина
    Самый легкий стих бунина Стихи Бунин ЛЕГКО. Бывает море белое, молочное Речка
    Самый легкий стих бунина Все стихи Ивана Бунина на одной странице
    Самый легкий стих бунина Cтихи Ахматовой, которые легко учатся
    Бунин самый лёгкий стих Cached Для Конкурсов - скачать mp 3 Слушать музыку онлайн Зарубежный сериал: сериалы смотреть онлайн или скачать Конкурс «Как стать звездой» Красивые стихи о поцелуях